Блог создан для участия в проекте Читать не вредно — вредно не читать! Если вы тоже так считаете, присоединяйтесь!

О том, как я читаю, можно узнать в интервью Вадима Бугаева.

Translate

суббота, 8 февраля 2014 г.

Адриан Гилл. Опыт путешествий

Несколько недель подряд перед новым годом издательство +Манн, Иванов и Фербер устраивало акцию: каждую неделю можно было бесплатно скачать какую-то определённую книгу. Я не любитель читать книги в электронном формате, но таким роскошным подарком не могла не воспользоваться. Тем более, что всегда бывают ситуации, когда проще взять с собой читалку, чем книгу: в дороге, на отдыхе... На этот случай и собираю понемногу интересные книги в электронном формате. 
Выбирая книгу для чтения в электронном формате (надо было взять что-то в дорогу почитать, когда летала на 2 дня в Москву), остановилась именно на "Опыте путешествий". Привлекла цитата с сайта: 
"Опыт путешествий" читается на одном дыхании с улыбкой на губах
Улыбка действительно  не сходила с моего лица, пока читала книгу. А вот прочитать "на одном дыхании", в том смысле, что быстро, не получилось. Параллельно читала другие книги, но постоянно возвращалась к "Опыту путешествий" для лёгкого и приятного чтения в удовольствие.
Меня всегда привлекает то, на что плохо способна сама. Очень активная во всём, что касается работы, к отпуску я обычно подхожу в состоянии жуткого информационного перегруза, а потому не хочу никакого познавательного туризма. В итоге, выбирая между посмотреть и полежать на пляже, останавливаюсь на втором варианте. 
И никакого интернета, только книжки и настольные игры с собой. Это именно про меня фраза из книги: "и многие ненавидят путешествия, боятся всего чужого, довольствуются гостиницей с бассейном...". Ругаю себя за такой пассивный отдых, понимаю, что надо ездить хотя бы ради ребёнка, но пока в итоге... отправляю ребёнка путешествовать самостоятельно.
При этом меня всегда вдохновляют рассказы о путешествиях других людей. Тем более, если они написаны не сухим полу-научным языком с банальным перечислением достопримечательностей и исторических фактов, а живо, с юмором, с вниманием к мелочам и умением вкусно написать о повседневности. Именно так пишет Адриан Гилл. Поэтому мне просто хочется поделиться с вами избранными цитатами из отдельных разделов книги, где-то со своими комментариями к ним.

Вступление.
  • Во многом страхи и несчастья нашего мира возникают не из-за толп и открытости, а из-за замкнутости и наглухо запертых дверей. 
  • Никто не может смотреть на мир глазами другого человека. 
С огромным интересом следила за тем, как коллеги по Сети освещали происходившее на BETT-2014 в Лондоне. Насколько под разным углом каждый из них представлял информацию. Когда я смотрела альбомы с огромным количеством фотографий у +Лидия Кобцева, то буквально захлёбывалась от впечатлений о городе, его архитектуре и дизайна. Не поверите, но порой слёзы выступали на глаза, эмоции — на разрыв. Мне вдруг немедленно захотелось туда, чтобы своими глазами увидеть всё это (как оказалось, я не совсем потеряна для познавательного туризма). Хотя при мысли об этом вдруг становилось страшно: если даже фотографии вызывают у меня такой отклик, то смогу ли я  справиться со своими чувствами, увидев это в живую? А вот фото одного из лондонских альбомов +Ljudmilla Rozhdestvenskaja находили в душе отклик совсем другого рода. В центре альбома — не город, а образовательная среда в одной из лондонских школ. Смотрю и думаю: что могу унести в свою гимназию. Но пока думаю (а думаю я обычно медленно и основательно), +Елена Воронина уже воплотила в обычной петербургской школе одну из идей, сделав фотографию реальностью — своей и своих учеников.
  • Порой путешествия расширяют горизонты мышления, но на самом деле путешественники стремятся расширить свою душу и заразиться тоской и ожиданием.

Близкое.
Мореска.
  • Люди танцуют, не понимая, что пытаются примириться с неудобной семейной реликвией, которая ни к чему не подходит. Но это единственное, что осталось нам в наследство от доиндустриальной эпохи. Их танец — попытка поцеловать в лоб череп, проваливающийся под землю, прогуляться по пестрым полям, превратившимся в кольцевые развязки, взлетные полосы, торговые центры и первые тупики постмодернистской эпохи. И они продолжают танцевать.
Здесь во мне просыпается учитель-предметник, полюбивший с некоторых пор искать предметное содержание в книгах, которые я читаю. Целостность и противоречивость современного мира, культура материальная и духовная, традиции и новаторство в культуре, относительность прогресса — вот неполный перечень тем и отдельных аспектов курса обществознания, которые можно конкретизировать с помощью этой цитаты.

Гайд-парк.
Вот такое вот совпадение: ассоциации с Лондоном у меня возникли в связи с предыдущей главой, а следующая посвящена как раз Лондону.

  • Парк обладает врожденным тактом и либерализмом. Это место, где люди живут и дают жить другим. 
  • Гайд-парк, не имеющий инструкций, направления, правительства или судебной власти, превратился в модель справедливого общества, люди в котором ведут себя хорошо не потому, что должны, а потому, что могут это делать.
Вспомнила прочитанную ранее книгу Тома Вандервильта "Трафик" (мой отзыв здесь) с описанием опыта отказа или минимизации дорожных знаков и ПДД, который не привёл к беспорядку, а, напротив, позволил сократить количество аварий. Но, как мне кажется, это не может работать везде. Должен быть определённый уровень культуры взаимодействия между людьми, когда личный интерес осознаётся через призму общественного.

Отцовство.
Очень неожиданная глава для книги про путешествия. Вот её как раз прочитала, как и обещала аннотация, на одном дыхании. Если вы даже не любите читать про путешествия в разные страны — близкие и далёкие, вам обязательно понравится эта глава. Даже если вы не отец, а мать. Потому, что она о тех новых ощущениях, которые появляются с момента рождения ребёнка и не отпускают тебя ни на минуту, какого бы возраста ни был ребёнок. 

  • На краю пропасти, когда все возможности использованы, важными остаются только простые и практичные вещи. И любовь — одна из них. Грязная, элементарная, животная. Любовь совсем не романтична, когда, кроме нее, в жизни не осталось ничего.
Вот попробуйте догадаться, какую ситуацию, свидетелем которой был автор, он прокомментировал этой цитатой? Вряд ли вы догадаетесь, что это его реакция на то, как в Африке, во время войны в Дарфуре, женщина-беженка, женщина-мать ртом помогла облегчить носовое дыхание своему ребёнку (мамочки, ведь мы все это делали, когда наши детки были маленькие и не могли самостоятельно сморкаться). 

  • Внутри каждого отца сидит дон Корлеоне. Пока не станешь отцом, не поймешь, насколько твое поведение будет зависеть от страха и чувства мести. <...> мы до дрожи боимся за наших детей. Но это лишь часть проблемы. Но больше всего родители боятся того, что случится с ними самими, если их дети получат травму или погибнут. Какой коктейль разъедающих эмоций придется им пить каждый день до самого конца дней? <...> Этот психический террор подстерегает каждого родителя. <...> Ради своего ребенка вы можете уничтожить весь мир. <...> Никто никогда не говорил, что такое быть родителем — испуганным, злым, постоянно преследуемым страданием, избавиться от которого невозможно.
Знакомые чувства, не правда ли? И зачастую мы боимся себе признаться в том, что это есть в нас. 

  • Мир, который мы создали, — не достижение шустрых и сильных, храбрых и отважных. Это результат усилий тех, кто умеет работать в команде, общаться с людьми, коллегиально обсуждать проблемы.
Мы часто говорим о том, что школа должна развивать коммуникативную компетентность. А Гилл обращает внимание на то, что способность сотрудничать, эффективно общаться, устанавливать деловые контакты должна передавать должна быть приоритетной в воспитании над так любимым почти всеми родителями стремлением сделать из своего ребёнка победителя — неважно чего: спортивного турнира, школьной олимпиады или конкурса рисунков. Потому, что "правда заключается в том, что первые — редко лучшие. Они просто первые. Мораль — будьте умными, а не сильными. Люди, рядом с которыми вы хотите прожить жизнь, должны быть привлекательны и остроумны, а не должны уметь дольше других задерживать дыхание под водой". Заставило крепко задуматься.

Дислексия.
Ещё одна глава не про путешествия в плане "куда-то съездить и что-то посмотреть". Именно читая её я задумалась над тем, что книга не только о путешествиях, а о об умении видеть (отсюда — ассоциация с ещё одной ранее прочитанной книгой — "Учись видеть" Марины Москвиной, мой отзыв на неё здесь). Автор в детстве сам страдал дислексией (разве можно подумать об этом, читая его?), с подобной проблемой столкнулся и его сын.

  • Я до сих пор не умею делить числа — ни столбиком, ни каким-то другим способом. Не знаю грамматических правил. Не могу назвать части предложения.
Помню, какой трагедией был для меня обязательный устный экзамен по русскому языку в 8 классе. Я никогда не могла выучить ни одного правила, кроме "жи-ши" и "ча-ща". И считаю, что писала за счёт того, что рано начала читать и в детстве читала много и часто не по возрасту.

  • Язык — великая, выразительная и яркая песня, принадлежащая каждому человеку, способному открыть рот и говорить. Не существует неправильных способов говорить, язык нельзя поставить в угол. Его невозможно укоротить или обрезать, он может быть весомым, как клятва, или нежным, как колыбельная. Его нельзя принудить, над ним невозможно издеваться или загнать в академические рамки. Он не принадлежит только тем, кто умеет правильно ставить ударения в словах. Ни у кого нет права говорить человеку, как пользоваться языком или что именно говорить. Нет никаких правил, и нет людей, говорящих неправильно, потому что нет высшего суда по контролю над синтаксисом. Говорить может каждый, но никто не говорит во имя самого языка. <...> язык не принадлежит ни экзаменаторам, ни учителям. Каждому человеку уже вручен высочайший дар — самое главное, что может дать наша страна. И этот подарок на кончике языка во рту каждого из нас.
Не знаю, как у вас, но у меня мурашки по коже, и дух захватывает.

Клуб Морских Свинок.
Эта единственная глава, читая которую, я почти не улыбалась. Эту главу я читала с комом в горле и слезами в глазах. Потому, что история Второй мировой — это наша историческая память, наше сердце, кровеносные артерии. И неважно, что речь идёт об английских лётчиках, а не о советских партизанах. 

  • Самое трогательное и доблестное в них — эта блаженная обычность. Однажды им сделали новые лица и дали новую жизнь, несмотря на мизерность шанса. И они, вернувшиеся из небытия, сделали свои жизни восхитительно обычными. Устроились на работу, женились, завели детей и домик на колесах. Их дочери вышли замуж, с сыновьями пришлось понервничать, потом родились внуки, и они ушли на пенсию к своему садику и благотворительности. Они не теряли друг друга из виду и продолжают присматривать друг за другом. Великая победа этих мужчин состоит в том, что они построили для себя самое ценное, что может быть в свободном обществе — тихую жизнь с маленькими радостями, невзирая на сломанные руки, разбитые головы и стеклянные глаза.
Улыбнулась только на этой цитате. Просто порадовалась за их ветеранов.

Четвёртый постамент.
  • Цель искусства заключается не в том, чтобы быть искусством, а в том, чтобы двигать, вдохновлять, подавлять, возбуждать, манипулировать, заставлять людей демонстрировать чувства и мысли, слишком тонкие и глубокие, чтобы им можно было найти словесное выражение.

Старость.
  • Старение — главная угроза для людей нашего возраста. Мы предпочитаем отправить стариков в никуда, в комнату ожидания, где их не видно и где они медленно сходят с ума. Конечно, мы не боимся стариков. Но боимся, что сами когда-то ими станем. Старики — это зомби, появляющиеся в финале вашего домашнего фильма ужасов.

Буквально на днях увидела в своей ленте в Фейсбуке ссылку на сайт проекта "Старость в радость". Задело. Думаю.

Это только мои впечатления о некоторых главах раздела "Близкое". А есть ещё и раздел "Далёкое". Бомбей и Нью-Йорк, Мадагаскар и Алжир, Дубай и Стокгольм...Прочитав книгу, вы увидите знакомые вам города и страны  совершенно по-другому. Очарована книгой, умением автора заинтересовать, вывести из привычного мира, показав его многообразие, открыв новые горизонты.

Купить книгу в Лабиринте >>>
Купить книгу в Озоне >>>
Информация о книге на сайте издательства >>> 

6 комментариев:

  1. Маша, спасибо за цитату о языке. Когда-то давным -давно (в прошлом веке, когда книги можно было купить по карточкам), я коллекционировала в полосатую тетрадь цитаты о русском языке. В первый день школьных занятий в любом классе есть тема, посвященная русскому языку. Я просила ребят из разных цитат выбирать эпитеты, характеризующие язык. Вот я бы обязательно эту цитату записала в тетрадочку. Образно, хорошо. Только я не совсем согласна с автором, что нет правил и нет неправильной речи. Если рассматривать этот тезис как догму, то можно договориться до того, что мы перестанем понимать друг друга, при этом разговаривая на одном языке.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Марина, Ваша история о коллекционировании цитат тронула. А по поводу правил языка. Я тоже много думала над этой стороной высказывания. Нет правил? Это значит, что и нецензурная лексика тоже норма? А сленг? "Абланский" язык "пАдонкАФФ" (или как там его ещё называют)? Но вот что я для себя надумала. Во-первых, есть понятие культура, а есть субкультура. А потому сленг и "албанский" — как раз субкультурные проявления. А ещё есть мнение (не все его поддерживают, но всё же) о том, что любое общество создаёт не только культуру, но и антикультуру. И мат — это именно антикультура.

      Я тут пару недель назад работала на уроке на грани фола. Сделала раздаточный материал на урок, распечатав скриншоты из группы в социальной сети. Написали? Отвечайте за слово. И — понимайте, что это тоже источник социальной информации, пусть и педагогически неадаптированный. Кто-то повозмущался (вслух), кто-то пофыркал, кто-то был шокирован, но в итоге класс сидел и обсуждал признаки морали и права, как они проявляются через данный источник, нарушение каких норм — моральных и правовых (каких именно отраслей права?) мы можем зафиксировать в таком использовании языка. Вот как-то так пыталась достучаться до их сознания и ценностей.

      Удалить
    2. Маша, Вы эскремал! Очень смело, но, вероятно, Вы доверяете Вашим ученикам, раз можете использовать такие приемы. Разделяю ваше мнение, понимаю, что только так надо работать на уроке, а талдычить прописные истины, но Вы не хуже меня знаете, как у нас администрация смотрит на разные инновации ;)

      Удалить
    3. Марина, здесь ключевое слово именно доверие. Я им в начале урока даже сказала что-то в этом духе, мол, обращаюсь с этим именно к вам, потому что...Хотя...убрать на 5 минут (пока тексты лежали на партах) планшеты и телефоны я на всякий случай попросила. Потом тексты собрала, и так всё всем было понятно, обсуждали дальше без текстов. Ну, и, конечно, такие вещи требуют огромного физического и эмоционального напряжения: я после этого урока с трудом могла продолжать работу, была выжата вся. А по поводу того, кто, как и на какие вещи смотрит, то здесь несколько моментов:
      - есть мой следующий отзыв на другую книгу, там как раз про отказ от стереотипов ;)
      - у меня есть, пусть и призрачная, но вполне емкая защита о том, что при изучении курса учащиеся обязательно должны работать с педагогически неадаптированными источниками социальной информации, в том числе, средствами интернета ;)
      - при этом понимаю, что моя маргинальность в этой ситуации как раз и является причиной, по которой не могу как-то внятно описать произошедшее, хотя такая потребность есть (правда, уже не настолько сильная, какой была непосредственно после урока).

      Удалить
  2. Маша, еще раз спасибо Вам за подробный комментарий и за откровенность. Откровенность не только сейчас, а в целом, как Вы пишите, делитесь своими эмоциями, частью себя, рассказываете о Вашем личном опыте. Каждую книгу пропускаете не только через голову, но, прежде всего, через сердце!

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Марина, Вы правы. Пропускаю всё через себя. И пишу больше именно для себя, чтобы зафиксировать что-то важное в своём сознании. Но очень рада, что то, что я пишу, интересно ещё кому-то.

      Удалить