Блог создан для участия в проекте Читать не вредно — вредно не читать! Если вы тоже так считаете, присоединяйтесь!

О том, как я читаю, можно узнать в интервью Вадима Бугаева.

Translate

воскресенье, 13 октября 2013 г.

Дина Рубина. Белая голубка Кордовы

Не думала, что так скоро снова возьмусь читать Дину Рубину. После такого содержательного обсуждения в комментариях к отзыву на её "Синдром Петрушки" (я восхищена своими читателями: то, как они комментируют мои отзывы, заставляет, с одной стороны, посмотреть на какие-то моменты книги с другой стороны, глазами другого человека, под другим углом, а с другой — ещё и ещё раз пережить свои эмоции и впечатления от прочитанного), я была вся в сомнениях: почему книга, хотя и не оставила меня равнодушной, вызвала такой бурный протест в моём сознании? Связано ли это с конкретной книгой, или просто Рубина — это "не мой" автор? В любом случае, было понятно, что надо читать ещё, что по одной книге впечатление об авторе не составить. Поэтому в очередной поход в книжный магазин (вообще-то зашли за самоучителем игры на гитаре для Дианы), меня прямо притянуло к полке, на которой стояли книги Дины Рубиной.
Оказалось, что на проекте много поклонников её таланта. Мне советовали прочитать разные книги. Но, стоя в магазине, мне вдруг вспомнился комментарий +Алина Либерман, вот этот:
В руках держала обе книги, но в итоге остановилась на "Белой голубке Кордовы". 

У меня было, как я считаю, очень хорошее для советского времени и провинциального города искусствоведческое семейное образование (ну, и завернула). Моя мама с 16-летнего возраста увлекалась коллекционированием репродукций с женских портретов. Она вырезала их из журналов "Огонёк", "Смена" и "Юный художник", которые родители выписывали более или менее постоянно (кто помнит: не так-то просто было в СССР оформить подписку на эти издания), наклеивала их на ватман формата А4 (ватман тоже был в дефиците, доставала с трудом), а на обороте собирала  и подклеивала информацию о художнике, его биографии, его работах). Принцип отбора репродукций был дилетантский (мама — инженер по образованию): нравится — не нравится, но, сколько себя помню, наши с мамой вкусы по поводу картин всегда совпадали. Начиналось всё с трёх пухлых папок, назову их условно так: "Женский портрет в советской живописи", "Женский портрет в дореволюционной русской живописи" и "Женский портрет в западноевропейской живописи". Затем мама сделала подборки (правда, папки были уже поменьше) и на другие темы: "Пейзажи", "Натюрморты", "Детская жанровая живопись". Очень я любила эти вечера, когда маме удавалось "достать" очередной лист ватмана, и она, сидя за столом, доставала свои "богачества". Ну, и я подле неё всегда сидела в такие вечера, смотрела, слушала её рассказы. 

Опять у меня получается затянувшееся вступление. Но это я к тому, что теорией искусства немного интересовалась с детства, а потому аннотация к книге привлекла сразу. Ну, и потом, я всегда любила умных мужчин, у которых есть Дело. Так и состоялась моя встреча с Захаром Кордовиным талантливым художником, влюблённым в искусство авантюристом, блистательным интеллектуалом и фальсификатором (выборка из аннотации). Читала по ощущениям немного легче, чем "Петрушку", но в отведённую неделю уложилась еле-еле (начав читать в понедельник, дочитала только сегодня, правда, и книга немаленькая). 

Хочу поделиться мыслями, возникшими после прочтения книги.
1. С первых страниц я как-то сразу прониклась симпатией к главному герою, ко всему, что он делает, к его отношению к миру, к искусству, к людям. Ловила себя на том, что двойная мораль получается: я не могу воспринимать Захара как преступника, копирующего картины великих мастеров и зарабатывавшего таким образом. Не обман, а торжество Гения. В любой ситуации я готова была его оправдать. И это было для меня непривычным, я так-то более законопослушный человек, и не припоминаю ситуаций, когда бы мне хотелось оправдать умышленные преступления. А здесь прямо идеализация какая-то получилась. Но Захар меня очаровал. Поэтому финал меня расстроил. Чисто по-человечески. Хочу, чтобы все были живы, здоровы и счастливы. И точка. И продолжение в виде близнецов, которых родила Пилар, меня в данной ситуации не устроило. Почему, Захар должен был умереть в тот миг, когда смог не просто копировать, создавать подделки и имитации великих мастеров, а начал вновь обретать себя именно как художника? Сравнение с судьбой деда меня не убедили, хотя вспомнились (крайне неуместно, как мне кажется) строчки Михаила Львова:
Готовность к смерти — тоже ведь оружие.
И ты его однажды примени...
Мужчины умирают, если нужно,
И потому живут в веках они.

2. Продираясь через исторические дебри, в которые отправляет читателя Рубина, как-то осознаю, что, несмотря на своё историческое образование, историю я не знаю. Особенно историю повседневности. Эта мысль у меня ещё во время чтения "Петрушки" возникала, а во время чтения этого романа просто зудела в мозгу постоянно. Как? Это наша история? Это было? И страшно, и стыдно. В общем, опять не комфортно. 

3. Язык Дины Рубиной, ради которого я месяц назад и не смогла бросить "Петрушку", хорош. Хотя уже так не восхищает, стал привычным? Ещё одна ассоциация возникла (только не кидайтесь в меня тапками!) — "Война и мир" Льва Толстого, точнее, её юношеское восприятие, как от романа, прочитанного в рамках школьной программы. Когда через длинные описания хотелось скорее прорваться к сюжету, к динамике, к действию. Ну, сколько можно тянуть? Когда уже что-то произойдёт? Порой казалось, что автор нарочно затягивает повествование: много слов, пусть и красивых, мало действия. Отсюда ощущение какой-то искусственности.

4. В конце книги я даже всплакнула. Но это я по жизни рёва и сентиментальная очень. И поняла, что основное моё отношение к героям Рубиной — жалко мне их. Как-то всё у них грустно: в детстве, в юности, в зрелости... А жалость как чувство мне неприятно в принципе. Из жалости ничего конструктивного создать нельзя. А потому вытерла слезу скупую и захлопнула книгу. Перечитывать не буду. Опять не хочу. И с самой книгой расстанусь с удовольствием. 

В общем, двойственные у меня впечатления какие-то. Вроде бы романы Рубиной и равнодушной не оставляют, но, читая, мне приходится постоянно выходить из своей зоны комфорта, если можно так сказать (прямо на физическом уровне порой этот дискомфорт ощущаю). И мне это не нравится. Я хочу удовольствие от чтения получать. Вот и думаю сейчас: то ли автор "не мой", а потому не надо себя мучить, то ли книги Дины Рубиной требуют какого-то другого чтения. А не как у меня — урывками, в маршрутках по дороге на работу и обратно, а в состоянии покоя, беззаботно, умиротворённо и непрерывно (погрузившись сегодня в финальные сцены, расслабленно полусидя-полулёжа на диване, я как-то более остро это почувствовала: не хватает мне в ежедневной суете именно такого чтения).

Сейчас подумала: вот моя дочь +Diana Sonina пишет отзывы, и у неё всегда интрига какая-то, недосказанность, и при этом восторг такой детский, искренний, мотивирующе очень получается, особенно, как мне кажется, для тех, кто не читал. А в моих отзывах никакой интриги, какое-то ворчание-брюзжание-недовольство, и обращены они, скорее, к тем, кто читал. Задумалась... Интересно... Старею, наверное...

Купить в Озоне >>>
Купить в Лабиринте >>>
Читать онлайн бесплатно с рекламой >>>

15 комментариев:

  1. Маша, а интересно, мамины репродукции "живые"??? И отзыв не брюзжащий, а нормальный. Когда не испытываешь от книги восторга, другого и быть не может. Это дети читают в большинстве случаев то, что им нравится, от того, наверное, и отзывы у Дианы ярко-положительные. Во замудрила...

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Света, я думаю, что живые. По крайней мере, она же одно время очень активно "выставлялась": её приглашали оформлять этими репродукциями какие-то городские мероприятия, типа дня учителя или 8 марта. Она мне об этом не раз рассказывала.

      Помню, сколько раз её коллекция меня выручала и в школе, и в институте. Могли ли мы тогда подумать, что эта информация будет легкодоступной?

      Удалить
  2. Печально, что приходится «выходить из зоны комфорта». Значит, всё-таки не твоя...

    Отзывы Дианы с интригой, а твои с историей, да ещё и не одной. Умеешь протянуть ниточки. А с чего вдруг решила, что стареешь? Потому что задумалась? :-)

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Лена, а я вот тут ещё подумала: а, может, я слишком многого жду от чтения? Намечтала себе неземных ожиданий, а теперь "попасть" в них не могу?

      По поводу историй. тут у меня тоже такое двойственное отношение к этим историям. С одной стороны — это же тоже вариант цепляющего чтения. Только Диана "цепляется" за будущие книги, а я — за своё прошлое (потому и решила, что старею, а ещё потому, что брюзжу бесконечно в отзывах своих), с которыми ассоциируются те или иные произведения. И мне нравится, что такой вот "цифровой след" получается: книга — история. С другой стороны, дописывая очередную историю, понимаю, что эгоцентризмом попахивает: кажется, что истории вытесняют сами книги...

      Удалить
    2. Про репродукции, которые так любовно собирала ваша мама. Она наклеивала одну работу на целый лист ватмана? Тогда как всё это умещалось в папку? Наверное, я что-то неправильно поняла. Но отлично представила семейный вечер: звук ножниц, запах клея, нетерпеливое ожидание, когда всё подсохнет... А потом можно будет добавить в папку, заодно рассмотрев все уже давно знакомые сокровища. Получается, мама ваяла вручную сайт, посвящённый шедеврам искусства. А папки — это страницы. Да, информации сейчас много, ложкой черпай. Но не была ли она тогда более ценной и потому глубоко присваиваемой умом и сердцем, что собиралась вот так, по капельке?

      Удалить
    3. Лена, она нарезала лист ватмана на листы формата А4. И вот на эти листы уже клеила. Клей тоже, помнится, в дефиците был, назывался "восемьдесят восьмой", именно так. А информация на обороте собиралась из разных источников. Увидит мама в газете или журнале что-то — вырезала и подклеивала. И да, каждый раз сидели, перебирали эти репродукции. Мама рассказывала какую-то историю о художнике или картине.

      Точно так же было накануне нового года. Когда за полгода до него начинали собирать фольгу от упаковок индийского чая и шоколада, скорлупки от грецких орехов и пр. Чтобы потом, ноябрьскими и декабрьскими вечерами превращать всё это в новогодние украшения...

      Мама всегда была творческим человеком. Была и есть. Именно на основе её эскизов, к примеру, создан нынешний герб города Кыштыма Челябинской области — города, где я родилась и выросла.

      Удалить
  3. Да уж, как время меняется. В институте курсе на 3 впервые обязали обложку на курсовую распечатать на компьютере. А сейчас уже тетради у учеников электронные!!!

    ОтветитьУдалить
  4. Мария,здравствуйте! Давненько не заглядывала, не читала Ваши отзывы. А тут прочитала - и столько сразу эмоций и мыслей! По поводу чтения урывками. Для меня это очень обязательный атрибут - в каких условиях я читаю. Только в тишине, на диване, в тепле и уюте. Иначе почему-то погрузиться не могу.И, что тоже обязательно, никаких временных рамок. Тоже мне мешает. Могу читать залпом, могу тянуть - по разному получается. Нравится зачитывать понравившиеся места своим домочадцам. Им порой не до меня, но терпеливо слушают, улыбаясь: у мамы опять тараканы в голове зашевелились))
    Про работы Вашей мамы. Даже грустно стало. Сейчас, действительно, всё так доступно и не ценится в итоге. Жаль, рукотворное уходит...

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Светлана, прочитала Ваш комментарий: завидую Вам по-доброму. Я так могу себе позволить читать только в отпуске, приехав в гости к папе, завалившись на диван и глотая одну за другой любимую Агату Кристи. Вперемешку: прочитанное когда-то давно и ранее прошедшее мимо...Непрерывно. По книжке в день, не меньше...
      А дома мне всегда некогда :(((

      Удалить
  5. Maria Sonina, как раз сейчас читаю Рубинскую Голубку. У меня все тоже урывками, между работой, офисом, магазином и садиком. но, видимо, ина Рубина - это "мой автор", так как, пока читаю - наоборот - живу урывками, а вот в книге - я вся с головой, и все происходящее в реальности как-бы в тени, во сне, а просыпаюсь, когда открываю очередной раз книгу..

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Галина, так вот мне и дискомфортно от того, что тоже хочу быть в книге вся с головой, а не получается! И причину понять не могу, почему "не моё". Вот и языком восхищаюсь, и сюжеты равнодушной не оставляют, но чего-то не хватает для полноты удовольствия от чтения...

      Удалить
  6. Мария, чувствую свою вину :)! Вот посоветовала Вам Дину Рубину, а оказалось, что она не подходит под Ваш ритм жизни, под Вашу энергетику эмоционального, активного человека. (По крайней мере так я Вас представляю по Вашему блогу) Тапками в вас кидать не буду, так как Вы сами верно подметили сходство языка Толстого и Рубиной. Дина Рубина потому и живой классик, что она пишет на вечные темы, высокохудожественным языком. Мы сейчас в спешке хотим побыстрее пройтись по сюжету, понять что к чему, зачем и почему, и дальше бежать к новому произведению. А Рубина требует от читателя внимательно неспешного чтения не в маршрутке, а сидя на диване и раздумывая над каждым эпизодом. А нам все некогда, мы бежим, как гоголевская тройка...

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Марина, а в чём вина-то? В том, что я, читая Рубину по Вашему совету, вышла из привычной зоны комфорта? Так разве это плохо? Вы абсолютно правы: я активный и эмоциональный человек (бешеный, импульсивный, бурно реагирующий на всё...одной моей ученице, с которой занималась частным порядком, её учительница сказала: Как ты можешь с ней заниматься? Она же агрессивная и эгоцентричная? На что ребёнок ответила: "Вы не правы. Она не агрессивная. У неё просто очень много энергии, которой хватает на всех"), у меня всё на бегу, на ходу, мне хочется многое успеть. Прямо как у классика: "И жить торопиться, и чувствовать спешит..." И "гоголевская тройка" — это тоже про меня, потому как порой ощущаю себя именно тройкой, а также четвёркой-пятёркой и т. д. Потому как разрываюсь на всё и разом. И это моя "зона комфорта". Я так живу и не умею по-другому.

      Поэтому как раз вот такое чтение, пусть и вызывает дискомфорт, но очень полезно. Потому как позволяет посмотреть на себя со стороны: "Эка голубушка, как ты разбежалась, куда же ты мчишься всё время? Ты уже не способна быть в состоянии покоя, не можешь останавливаться и оглядываться назад, ты рефлексируешь так же, как и живёшь — между делом, на ходу, и мчишься дальше..." Потому и чтение Рубиной вызывает у меня дискомфорт, что её книги никак не согласовываются с моим темпом жизни.

      Это повод посмотреть на себя со стороны, лучше понять себя, что ли... Не бывает бесполезного чтения.

      Надо только уметь извлекать пользу из любого чтения...

      Удалить
    2. Как здорово Вы про себя написали! Следовательно, небесполезно чтение Рубиной. Она выводит Вас на более высокий эмоциональный уровень. А разве не в этом задача автора: научить, воспитать, побудить и пр. то, что мы говорим на уроке учащимся. Но про себя-то мы знаем, что читаем для удовольствия или "за нАдом" (полезную литературу). А как только встречаем что-то посложнее, так тяжело, неприятно, дискомфортно. У меня так с Мураками. Прочитала "Охоту на овец" все поняла, проанализировала, а на душу не легло. Прошло время, еще раз решила вернуться к автору с другим произведением, и опять не мое, отторжение. Решила, что не мой автор. А, наверное, не права, т.к. он копает более глубоко, а мне не хочется размышлять вместе с ним.

      Удалить
    3. Марина, разумеется, небесполезно! если бы было бесполезно, так и написала: ерунда, даже читать не стоит. А если пытаюсь разобраться, думаю, значит, уже есть результат. Просто он не совпадает с моими ожиданиями.

      Сопротивление нередко означает нежелание перемен. Мы можем сколько угодно брюзжать о своих тараканах, но они наши, и мы к ним привыкли и всё про них знаем. А изменение ситуации означает неизвестность, который порождает страх.

      Я, кстати, не оставляю желания вернуться к Рубиной через какое-то время.

      Удалить